Адвокатское бюро
КУЧЕРЯВОГО ОЛЕГА ПЕТРОВИЧА

полный комплекс юридических услуг, защита интересов граждан

Авг

1

Из истории адвокатуры: «Женщина-адвокат?»

Автор: admin

Представляем посетителям сайта интересную статью, касающуюся истории отечественной адвокатуры, а именно, о том, как 100 и более лет назад обсуждался вопрос о возможности участия женщин в профессиональной адвокатской деятельности. Статья публиковалась в издании «ВҌСТИ СовҌтов присяжныхъ повҌренныхъ».

&&&

Столь необычный в своей постановке вопрос, ныне поставлен не где-нибудь в салоне, полном вольнодумных идей, а в самой судебной практике. И обсуждают его не прогрессивные молодые люди, нахватавшиеся сведений о западных новшествах, а чины высшие – сенаторы.

И даже сам Государь Император Александр II соизволил уделить ему свое внимание, выразив законодательную волю. Но прежде – о том, как решается вопрос о «женской адвокатуре» во Франции.

 

Первая женщина-адвокат во Франции – русская по происхождению!

 

От редакции. Пока здесь, в России, этот вопрос только обсуждается, во Франции был принят закон, разрешающий женщинам быть адвокатами. Обсуждение вопроса о допуске женщин в адвокатуру сопровождалось яростными спорами. Вот лишь отдельные позиции противников и сторонников.

Противник допуска женщин в адвокатуру – сенатор Гуржю: «Но, попав так или иначе в адвокатскую среду, что будет делать там женщина? Что найдет она там? Какой успех, какая клиентура ожидают ее?» (Из речи французского сенатора Гуржю. Журнал Министерства юстиции. 1901. № 3. С. 306)

Позиция Министра юстиции Франции: «Что касается меня, я не понимаю дела правосудия без

участия сердца; не может постичь его тот, кто будет глух к милосердию. Когда раздается нежный голос, способный обратиться от имени несчастных виновных матерей с последним призывом к их судьям, не нужно заставлять молчать этот голос потому только, что он нежен и убедителен… Женщины могут оказать помощь правосудию и путем милосердия сделать его более гуманным, следовательно, улучшить его. Поэтому тем из них, кто обладает необходимыми познаниями и способностями, признанными публично, нужно дать возможность внести свой свет в дело правосудия». (Из речи министра юстиции Франции. Журнал Министерства юстиции. 1901. № 3. С. 309).

Редакция публикует снимок с почтовой открытки, отпечатанной в 1902 г. в ателье A. Bergertet во французском Nancy, в серии, озаглавленной как Les Femmes de l’Avenir (Женщины будущего), наглядно иллюстрирующий, до каких границ может дойти émancipation женщин. Впрочем, для Франции это уже не будущее, а самая что ни на есть реальность. Пойдет ли этим путем Россия?

И вот, наконец, – решение вопроса.

«1 декабря 1900 г. закон был подписан президентом республики, а через несколько часов по его опубликовании m-me Petit (русская по происхождению, дочь киевского сахарозаводчика Г.Г. Болоховского) в профессиональном костюме уже принесла присягу перед 1-й палатой Парижского суда как первая женщина-адвокат во Франции.

Через несколько дней такую же присягу принесла и доктор прав Парижского университета m-lle Jeanne Chauvin, которой принадлежит инициатива возбуждения вопроса о женской адвокатуре.

Ей довелось уже и дебютировать в парижском суде по делу о железнодорожных служащих, обвиняемых в катастрофе в Шуази Леруа. Г-жа Шовен защищала стрелочника и, несмотря на естественную робость и смущение, говорила настолько убедительно, что выиграла свой первый процесс». (Журнал Министерства юстиции. 1901. № 3. С. 310)

Но это так во Франции. Как же обстоят дела на русской почве, в нашем Отечестве?

 

К истории вопроса

 

О женщинах-ходатаях известно еще с дореформенного (до 1864 г.) периода.

Согласно Указу от 6 июня 1846 г.: «Государственный Совет <…> мнением положил: в дополнение подлежащих статей Свода Законов постановить, что служащие в Сибири чиновники, равно как жены их и члены их семейств, не могут быть поверенными других лиц по тем горным и золотым промыслам, кои им сами воспрещены».

Вероятно, в ходу был прием, когда кто-то из семьи чиновника в качестве подставного выступал поверенным, тогда как дело вел сам глава семейства.

Первой женщиной-частным поверенным после введения этого института в 1874 г. стала некая г-жа Козьмина, по слухам ранее работавшая в канцелярии А.Ф. Кони, бывшего в 70-х гг. прокурором Казанского окружного суда.

 

Позже министр юстиции К.И. Пален Циркуляром № 4953 от 30 апреля 1875 г. предписал судам запретить женщинам выдавать свидетельства частных поверенных.

Далее Император Александр II по докладу К.И. Палена 7 января 1876 г. издал соответствующий Указ.

ПСЗ РИ II. Т. LI. отд. I. № 55455. С. 21

Однако в местностях Империи, где Судебные Уставы не действовали (например, в Сибири), женщины практиковали как ходатаи. Известны такие фамилии, как Кичеева (Иркутск), Аршаулова (Томск).

Статья 389 Учр. Суд. Уст. такую возможность деятельности на непрофессиональной основе, во всяком случае, предоставляла, поскольку не предусматривала запрета на то, чтобы давать доверенности на ведение тяжебных дел своим родителям, супругам, детям и лицам, имеющим одну с доверителем тяжбу, или заведующим по доверенностям имениями или делами тех тяжущихся.

Обсуждение вопроса о «женской адвокатуре» на законодательном уровне получило развитие в 1894 г., в период начала работы Комиссии для пересмотра законоположений по судебной части под председательством министра юстиции Н.В. Муравьёва.

И хотя результаты работы Комиссии не получили законодательного закрепления, но и в ней победили противники «женской адвокатуры».

Неоднократные последующие прошения женщин о принятии их в число помощников постигала печальная судьба. И если Московский Совет в 1908 г. проявлял либеральное отношение, допустив Л. Бубнову, М. Гиршман, Я. Подгурскую, то судебная власть была категорична: Московская Судебная палата отменила постановления Совета.

То же и в Киеве – отказано было в принятии г-же Гинцбург.

Известны случаи принятия Советом присяжных поверенных Казанской Судебной палаты Богородицкой, Вегер и Илговской и с тем же отрицательным результатом в итоге.

 

Из С.-Петербурга сообщают

«В одном из отделений Петербургского окружного суда, – докладывает В. Набоков, – разыгрался эпизод, еще небывалый в истории нашей уголовной юстиции. Назначено было к слушанию дело по обвинению нескольких молодых людей в краже. На скамье защиты, по уполномочию одного из подсудимых, впервые появилась женщина, г-жа Флейшиц, имеющая от петербургского университета свидетельство о выдержании государственного экзамена по юридическому факультету с правом на диплом первой степени и недавно принятая в ряды петербургской адвокатуры в качестве помощника присяжного поверенного.

Председательствовавший предложил товарищу прокурора дать заключение по вопросу о допущении г-жи Флейшиц в качестве защитницы. Товарищ прокурора, отныне знаменитый г. Ненарокомов, дал заключение в отрицательном смысле. После получасового совещания суд вынес определение, несогласное с заключением и постановляющее допустить г-жу Флейшиц к защите. Тогда товарищ прокурора заявил, что, так как судом вынесено явно незаконное постановление, он не находит для себя возможным долее оставаться в зале суда. Дело пришлось отложить за отсутствием законного состава суда». (Право. 1909. № 46. Стб. 2473–2481)

 

Из Одесского Совета сообщают

 Присяжный поверенный Гроссман 22 июня 1910 г. заявил Совету о принятии в помощники Александры Григорьевны Ярошевской, получившей в юридически-испытательной Комиссии при Харьковском Университете диплом 2-й степени.

По обсуждении данного вопроса Совет нашел возможным Александру Григорьевну Ярошевскую зачислить в помощники присяжного поверенного, о чем и принято решение 20 ноября 1910 г.

Принятое решение характерно логичностью мотивировок, в которых вполне убедительно обосновано и отсутствие противоречия с запретом ст. 406-19 Учр. Суд. Уст. на допуск женщин в частные поверенные.

За принятие в число помощников г-жи Ярошевской высказался и Комитет помощников присяжных поверенных (Шестой отчет Совета присяжных поверенных округа Одесской Судебной палаты за 1910 г. С. 162–164).

 

От редакции. Несмотря на состоявшиеся отрицательные решения законодателя и судебной власти, наши коллеги в отдельных Советах подают товарищескую руку своим потенциальным коллегам-женщинам и, если так пойдет, то представители прекрасной половины, глядишь, станут занимать не только адвокатскую, но и прокурорскую трибуну. А там и сами судейские места…

Впрочем, дабы не предаваться эмоциям и продолжать держаться правовой основы в решении столь неоднозначного вопроса, редакция будет следить за развитием его в отечественной и зарубежной адвокатуре.

 

P.S. От редакции. Уже после подготовки данного материала нам стало известно, что 22 декабря 1910 г. Одесская Судебная палата в общем собрании департаментов под председательством А.В. Логинова по предложению прокурора Одесской Судебной палаты рассмотрела вопрос о законности постановления Одесского Совета в отношении г-жи Ярошевской.

В следующем номере «Вестей» редакция намерена опубликовать соответствующий Указ Одесской Судебной палаты.

 

 

 

 

 

ВҌСТИ СовҌтов присяжныхъ повҌренныхъ№ 3, 16 марта. Стр. 3

 

 

Заинтересовала публикация?
  • Получайте новые публикации по RSS или E-mail.

комментария 2

Так я не понял? Что в России до сих пор не пускают женщин в адвокаты?

Пускают, но только с французской лицензией :)
Это же перепечатка с дореволюционной газеты. Написано же: «из истории адвокатуры». Что не понятно?

Ваш отзыв