Интернет-бюро адвоката
Кучерявого Олега Петровича

полный комплекс юридических услуг, защита интересов граждан

Окт

25

Ничего хорошего Украине в ЕС не светит!!!

Автор: Avtor

Недавнее заявление премьер-министра Николая Азарова о возможности получения Украиной значительной скидки на газ при условии присоединения к Таможенному союзу всколыхнуло медиапространство, вызвав очередной виток дискуссий по вопросу интеграции. Многие чиновники поспешили так или иначе высказаться против вступления страны в ТС — дескать, внешнеполитический курс

Украины на европейскую интеграцию зафиксирован законодательно, к тому же «в Европе лучшие стандарты и демократии, и рыночной экономики» (С. Тигипко).

Однако процессы, происходящие сегодня в ЕС, довольно неоднозначны как в политике, так и в экономике: о долговом кризисе и возможном развале зоны евро не говорит разве что ленивый, а процесс распада постепенно переходит в практическую плоскость. Свежий пример — испанская Каталония — семимиллионная автономия собирается провести референдум и, возможно, провозгласит себя независимым государством.

Некоторые аналитики утверждают, что эти процессы неслучайны и имеют глубинные причины. В частности, в числе немногих экспертов о грядущих катаклизмах в европейской экономике задолго до нынешних неурядиц в ЕС предупреждал Виктор Иванович Суслов, заслуженный экономист Украины, в прошлом председатель Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности, министр экономики и экс-глава Госкомфинуслуг. Сегодня Виктор Иванович на страницах «2000» излагает свое видение европейского кризиса в свете дискуссии о более предпочтительном векторе интеграции Украины.

 ******************************************************

Виктор Суслов «Объединение в пользу лидеров»

Модель ЕС как объединения в форме экономического и валютного союза была изначально создана в интересах наиболее развитых стран — членов союза. Дело в том, что базовые принципы построения общего рынка ЕС (свободное движение людей, товаров, капитала и услуг и полный отказ от возможностей проводить протекционистскую политику в интересах национальных экономик) дают явные преимущества участникам, обладавшим на момент создания союза более конкурентоспособной экономикой и более высокой производительностью труда.

Передовые страны (Германия, Франция и др. — т. н. ядро ЕС) благодаря наличию высокоразвитой науки и соответственно высокотехнологичных производств создают и присваивают больше добавленной стоимости. Кроме того — и это главное, — вместе с возможностью ничем не ограниченного захвата рынков высокотехнологичной продукции в менее конкурентоспособных странах в рамках ЗСТ и ТС ЕС они получили и механизмы перераспределения в свою пользу добавленной стоимости, созданной в этих странах.

Можно, конечно, как это любят делать представители либеральных концепций развития, рекомендовать менее развитым странам создавать собственные высококонкурентные, наукоемкие и высокотехнологичные производства. Тем более что их развитие мало зависит от естественных природных условий и наличия ресурсов и, казалось бы, доступно всем.

Но надо быть очень наивным, чтобы попытаться следовать подобным рекомендациям в рамках системы свободного рынка. Хотя бы потому, что неизбежная в такой системе «утечка мозгов», т. е. непрерывный отток лучших научных и инженерных кадров в более развитые страны, где выше оплата труда и лучше условия для работы, не дают возможности развития национальной науки.

Научно-техническое превосходство лидеров Евросоюза закрепляется также развитой системой защиты прав интеллектуальной собственности — патентами на открытия и изобретения, лицензированием использования прав на технические разработки и документацию. Все это не только закрепляет превосходство одних и отсталость других, но и является по сути важнейшим механизмом перераспределения добавленной стоимости в пользу лидеров.

Одна из главных ошибок слабых стран ЕС — вступление в еврозону и введение единой европейской валюты — евро. Тем самым они самонадеянно отказались от последних рычагов политики протекционизма, утратив возможности защищать внутренний рынок и выравнивать негативный торговый и платежный баланс — прежде всего путем регулирования валютного курса.

Поэтому они оказались в ситуации непрерывного наращивания внешних долгов, т. к. главным средством выравнивания платежного баланса стали внешние заимствования. Ведь если государство не имеет возможности снизить курс национальной валюты в случае негативного сальдо торгового баланса и тем самым стимулировать экспорт и ограничить импорт, то ему приходится оплачивать превышение импорта над экспортом путем внешних заимствований.

Наглядным примером является Греция с менее конкурентоспособной экономикой, чем в странах «ядра» ЕС, с высокой долей услуг в ВВП (78,3%, по данным на 2011 г.). Греция много лет имела негативное сальдо внешней торговли и была вынуждена накапливать внешний долг, т.к. дефицит текущего счета покрывался внешними заимствованиями. Вместе с другими факторами (относительно низкая производительность труда и популистская политика правительства) рост долга поставил страну на грань катастрофы. Впрочем, у этой черты находятся и другие страны ЕС, в частности Италия, Испания, Португалия.

Ясно, что в периоды заметного снижения курса евро увеличение экспорта происходило в первую очередь у Германии, еще больше увеличивая ее положительный торговый баланс, а экспорт слабых стран еврозоны не рос или рос незначительно.

Таким образом, при наличии единой валюты резко выигрывают более развитые и более конкурентоспособные экономики, но это, увы, еще не все. Положение слабых членов еврозоны усугубляется еще и постоянной утечкой капитала. Более мощная банковская система некоторых европейских стран, особенно Германии, словно мощный магнит, вытягивает капитал из более слабых экономик, центробанки которых не имеют возможности регулировать потоки капитала, и для менее конкурентоспособных стран это еще один существенный минус от их участия в еврозоне.

Перечисляя негативные факторы, которые «играют» против слабых членов ЕС, необходимо упомянуть и о свободном перемещении трудовых ресурсов. Изначально оно рассматривается как безусловное благо и важное достижение евроинтеграции, но это спорный вопрос с точки зрения экономического развития менее конкурентоспособных членов ЕС.

Практически все восточноевропейские страны Евросоюза столкнулись с эмиграцией значительного количества трудоспособных граждан в более развитые государства. А по мере ухудшения экономической ситуации эта тенденция набирает силу в Греции и других южноевропейских странах.

Это влечет серьезные проблемы для экономики этих государств, т. к. выезжают или трудоспособные молодые люди самого продуктивного возраста, или же наиболее квалифицированные специалисты, которые имеют хорошее образование и могут найти высокооплачиваемую работу в развитых странах ЕС.В любом случае эти люди работают на экономику своей новой родины, создавая там добавленную стоимость и пополняя своими налогами тамошний госбюджет.

В свою очередь страна-донор, останавливая собственные малоконкурентные предприятия и теряя свой кадровый потенциал за счет эмиграции, уже не может рассчитывать на рост экономики и создание инновационных продуктов. Очевидно, что теряя самых активных граждан, такое государство теряет и перспективы дальнейшего развития, превращаясь в депрессивную территорию, которая не может должным образом развивать науку, культуру, социальную сферу.

Как видим, более слабые страны, вступив в ЕС, не получили ожидаемых высокотехнологичных производств, связанных с дополнительными доходами, а стали поставщиками рабочей силы, продукции низких переделов и сырья. Поэтому если рассматривать Евросоюз с экономической точки зрения, очевидно, что для него характерна колониальная модель построения, когда более развитая метрополия изымает ресурсы из менее развитой периферии.

Как раз это ставит под вопрос дальнейшие перспективы Евросоюза — раз интересы национальных государств пришли в противоречие с принципами европейской интеграции, то в дальнейшем вероятен выход из еврозоны некоторых ее членов, прежде всего малоконкурентоспособных стран. Это может повлечь за собой цепную реакцию развала как минимум на уровне валютного союза, и поэтому заявления некоторых экспертов о неизбежности распада еврозоны в обозримой перспективе имеют серьезные основания.

Один из наиболее обсуждаемых рецептов спасения Евросоюза состоит в рекомендации перейти к полной унификации фискальной и бюджетной политики членов ЕС вплоть до создания единого министерства финансов. Но на практике это не поможет, поскольку никуда не исчезает разница в конкурентоспособности государств.

Выравнивание уровней экономического развития может быть достигнуто, только если ЕС превратится в единое федеративное государство типа бывшего СССР, в котором из центрального бюджета будут выделяться безвозмездные дотации и централизованные капитальные вложения для развития отсталых национальных окраин. Но совершенно очевидно, что в рамках современной либеральной парадигмы никто не будет переносить высокотехнологичные производства из Германии в Грецию. Немецкие налогоплательщики также далеко не прониклись чувствами интернационализма, чтобы безвозмездно финансировать Грецию.

Вряд ли мы узнаем о примерах крупномасштабных инвестиций в высокотехнологичные отрасли других стран периферии ЕС. В частности, ни одна из вошедших в него постсоциалистических стран не начала выпускать ни самолеты, ни другую сложную технику, претендуя разве что на ограниченное размещение сборочных производств.

Более того, законы рынка диктуют обратный процесс — взаимодействуя в рамках одного союза, более сильные игроки фактически ликвидируют целые отрасли промышленности в менее конкурентоспособных странах. Концентрация капитала и производства — это один из базовых законов развития капиталистической экономики, поэтому совершенно естественно, что существовавшие в советскую эпоху промышленные мощности восточноевропейских членов ЕС, выпускавшие продукцию с высокой добавленной стоимостью, были поглощены более мощными конкурентами из «старой Европы» и на сегодня в основном уничтожены.

Таким образом, своим входом в ЕС восточноевропейские страны фактически закрепили (а во многих отраслях — создали) свою технологическую и соответственно экономическую отсталость. Им фактически предложено реализовывать свои так называемые естественные преимущества: развивать сельское хозяйство — там, где для этого существуют благоприятные природно-климатические условия, добывать и продавать полезные ископаемые и сырье — там, где они есть, использовать транзитные возможности — там, где пути транзита лежат или могут лежать через эти страны, развивать туризм — там, где есть условия.

В любом случае пример разрушения экономик слабых членов ЕС крайне важен для Украины, и из этого печального опыта следует одно: неконкурентоспособной, сырьевой экономике в Евросоюзе делать нечего. Долговая катастрофа экономически слабых стран ЕС наглядно демонстрирует нам, как малоконкурентная экономика, войдя в союз с сильными партнерами, вовсе не догоняет лидеров и не выравнивается с ними, а деградирует или в лучшем случае стагнирует. Болгария, Венгрия, страны Балтии — тому подтверждение.

Подписав соглашение об интеграции в экономическое пространство Евросоюза, Украина окажется в крайне тяжелой экономической ситуации и в течение короткого времени окончательно утратит свой промышленный и научно-технический потенциал, что перечеркнет перспективу достойной жизни для большинства украинцев и, возможно, даже существование государства как такового.

Все вышесказанное должно побудить украинское руководство внимательно посмотреть в направлении евразийской интеграции, для начала прагматично оценить перспективы участия Украины в Таможенном союзе с Россией, Казахстаном и Беларусью.

На этом направлении экономика Украины конкурентоспособна. Кроме того, и это очень важно, экономики этих стан взаимно дополняют друг друга, имея очень высокий уровень кооперационных связей.

По публикации Валентина Ингульского «Кризис ЕС и его уроки для Украины» в издании «Еженедельник 2000», №42 (626) 19 – 25.10.2012 г.

______________________________________________________

Один отзыв

Пусть ЕС назовёт конкретную дату принятия Украины в свои объятия. А если такое событие не случится до назначенного срока, пусть доморощенные евроинтеграторы сделают себе харакири. Морочат голову иллюзорной перспективой, миражом, который вот-вот рассеется…

Ваш отзыв