Адвокатское бюро
КУЧЕРЯВОГО ОЛЕГА ПЕТРОВИЧА

полный комплекс юридических услуг, защита интересов граждан

Май

3

Практика применения прецедентов ЕСПЧ в гражданском процессе

Автор: admin

Статья 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» определяет, что при рассмотрении дел суды применяют Конвенцию и практику Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) как источник права. Возможность применения практики ЕСПЧ при решении споров была официально закреплена еще в 2006 г., когда был принят Закон Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека». Тем не менее, большее распространение применения практики приобрело только в последние годы. Частично это вызвано тем, что ссылка на практику стала «модной» тенденцией среди судей и юристов.

Тем не менее, намного более серьезным толчком для активного применения практики ЕСПЧ при решении судебных дел стала практическая необходимость расширенного легального толкования правовых норм. Конституция Украины и Гражданский процессуальный кодекс Украины декларируют принципы осуществления гражданского судопроизводства, среди которых основными являются следующие: верховенство права, принципы законности, равенства участников процесса, состязательности, гласности и открытости. Однако национальное законодательство почти не содержит расширенного толкования указанных принципов. В процессе рассмотрения дел доводы стороны не имеют формального характера и рассматриваются судом только как оценочные суждения. Иное дело — выводы, сделанные ЕСПЧ. Определенное судом толкование общих принципов осуществления судопроизводства имеет статус источника права. Имея больше источников, сторона имеет больше возможностей, а точное применение практики позволяет существенно расширить инструменты защиты интересов, особенно, когда национальное регулирование оказывается неполным или же вопрос не урегулирован законодателем вообще.

 

Решение должно быть окончательным. Принцип окончательности судебного решения (Res Judicata), как составляющая принципа верховенства права.

 

Окончательность решения является довольно болезненным вопросом в Украине. Распространенной ситуацией изначально являются прохождение делом всех 3-х (4-х) инстанций, потом нового (повторного) рассмотрения дела и/или пересмотра дела по нововыявленным обстоятельствам с дальнейшим новым кругом рассмотрения дела по жалобам заинтересованных лиц. Указанное способствует правовой неопределенности. В современных реалиях истечение сроков обжалования решения никак не гарантирует, что оно является окончательным. Это является нарушением принципа Res Judicata. Обязательность окончательности судебного решения, как основы принципа верховенства права ЕСПЧ рассматривал неоднократно. В деле «Христов против Украины» суд определил, что право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное п. 1 ст. 6 Конвенции, нужно толковать в контексте преамбулы Конвенции, которая предусматривает принцип юридической определенности, являющийся одним из основоположных аспектов верховенства права, согласно которому в случае окончательного решения спора судами, их решение, вступившее в законную силу, не может ставиться под сомнение (см. дело «Брумареску против Румынии» (Brumarescu v. Romania) [GC], заявление № 28342/95, п. 61, ECHR 1999-VII).

Практическую пользу указанный вывод оказывает при пересмотре «старых» решений, когда установленные сроки на обжалование прошли. Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) в постановлении от 01.06.2016 г. в деле №336/694/15-ц применил принцип Res Judicata в пользу физического лица в споре с прокуратурой.

Суд в своем постановлении указал, что в деле «Брумареску против Румынии» от 28.10.1999 г., в деле «Рябых против России» от 24.07.2003 г., в деле «Праведная против России» от 18.11.2004 г., в деле «Радчиков против России» от 24.05.2007 г., в деле «Трегубенко против Украины» от 02.11.2004 г., в деле «Науменко против Украины» от 09.11.2004 г., в деле «Волосюк против Украины» от 29.06.2006 г. ЕСПЧ руководствуется «принципом правовой определенности», который требует, чтобы «окончательное решение суда не ставилось под сомнение». Это означает, что суд и другие органы государственной власти после принятия окончательного решения не имеют права на обращение за пересмотром решения суда. Указанное касается также должностных лиц органов государственной власти, которые не принимали участие в деле. Т.е. повторное рассмотрение дела по сути по обращению органов власти или местного самоуправления, а также их должностных лиц является нарушением принципа правовой определенности.

Ключевым моментом дела является то, что апелляционный суд открыл производство и вынес решение, которым отменил предыдущее решение первой инстанции, вопреки тому, что прокуратура обратилась с нарушением сроков апелляционного обжалования.

В постановлении ВССУ, которым отменено решение по апелляции, значится, что срок на апелляционное обжалование был возобновлен и апелляционная жалоба принята безосновательно. Поскольку апелляционный суд на указанные требования закона внимания не обратил, ВССУ отменил решение апелляционного суда, а дело направил для решения вопроса относительно возможности открытия апелляционного производства и продолжения апелляционного рассмотрения.

Т.е. суд поставил принцип правовой определенности над фактом нарушений материального права при решении судом первой инстанции спора, при этом сославшись на практику ЕСПЧ.

 

Незнание о судебном процессе не всегда освобождает от ответственности

 

Возобновление сроков обжалования является актуальной проблемой, которая особенно присуща для взыскания задолженности. Препятствование реальному исполнению судебных решений уже на этапе его принудительного исполнения, путем технического обжалования решения суда, приобрело широкое распространение среди недобросовестных участников процесса. При обжаловании решения первой инстанции государственный исполнитель императивно обязан закрыть исполнительное производство, а потому все предыдущие действия становятся бесполезными, а должник получает шанс уклониться от принудительного исполнения. Поэтому для взыскателя важно воспрепятствовать открытию апелляционного производства еще на стадии подачи жалобы, поданной с нарушениями.

Решение вопроса относительно возобновления срока на апелляционное (кассационное) обжалование находится в пределах дискреционных полномочий национальных судов, однако такие полномочия не являются неограниченными. Суды обязательстве указывать основания, на которые они ссылаются,  в качестве основания для возобновления срока.

Довольно часто таким основанием является якобы то, что стороне не было известно о факте вынесения решения, вопреки тому, что она принимала участие в деле, имела возможность воспользоваться своими правами, но лицо, злоупотребляя правом, специально отсутствовало при проведении ключевых заседаний по делу.

Рассматривая основания возобновления сроков, ЕСПЧ указал, что одним из таких оснований может быть, например, неуведомление сторон органами власти о принятых решениях по их делу. Тем не менее, даже тогда возможность возобновления не будет неограниченной, поскольку стороны в разумные сроки должны принимать меры, чтобы узнать о состоянии известного им судебного производства (см. mutatis mutandis, п. 27 решение Европейского суда из прав человека от 26.04.2007 г. в деле «Александр Шевченко против Украины» и «Трух против Украины» (постановление) от 14.10.2003 г.). Возобновление процессуального срока после истечения установленного срока по основаниям, которые не являются убедительными, может свидетельствовать о нарушении принципа юридической определенности (решение ЕСПЧ от 03.04.2008 г. в деле «Пономарев против Украины»).

Т.е. суд указывает, что исследованию подлежат основания для возобновления сроков. Учитывая принцип состязательности, другая сторона не лишена права заявлять свои доводы относительно уважительности или неуважительности причин пропуска сроков. При этом доводы могут быть заявлены как на стадии решения вопроса относительно открытия производства (в частности, путем подачи письменных объяснений), так и во время последующего обжалования неправосудного решения.

Практика ЕСПЧ в качестве защиты от безосновательного возобновления срока удачно применена в деле № 6-31602св14. Рассматривая кассационную жалобу лица, которое существенно пропустила процессуальные сроки на апелляционное обжалование, суд указал, что заявителем нарушена процедура обжалования решения суда первой инстанции, а потому отказ апелляционным судом апеллянту в открытии апелляционного производства по делу, в связи с неуважительностью причин такого пропуска согласовывается с принципом юридической определенности судебного решения и не ведет к ограничению права на доступ к правосудию. Со ссылкой на правовую позицию ЕСПЧ, суд кассационной инстанции указал, что причины пропуска срока не являются уважительными, а возобновление срока повлечет нарушение принципа юридической определенности, что является недопустимым.

То есть, в каждом конкретном деле национальные суды должны основательно проверять, оправдывают ли основания для возобновления сроков на обжалование вмешательство в принцип res judicata. При этом на лицо, принимающее участие в деле, возлагается обязанность демонстрировать готовность принимать участие на всех этапах рассмотрения и не допускать сознательных манипуляций и уклонений от получения информации о движении дела (решение ЕСПЧ в деле «Пономарев против Украины» от 3.04.2008 г. заявление №3236/03).

Аналогичные ссылки на позиции ЕСПЧ содержатся в постановлениях ВССУ по делам № 6-18038ск14 и № 6-21003св14. Активная позиция по противодействию злоупотреблением процессом является первым шагом к успеху.

 

Принцип равенства участников процесса, состязательности, обоснованности судебного решения

 

При рассмотрении дела принципы состязательности участников процесса и равенства между собой являются основоположными. Основа равенства всех участников судебного процесса перед законом и судом обеспечивает гарантии доступности правосудия и реализации права на судебную защиту, закрепленные в ч. 1 ст. 55 Конституции Украины. Эта основа является производной от общего принципа равенства граждан перед законом, определенного ч. 1 ст. 24 основного Закона, и касается, в частности, сферы судопроизводства.

Следует учитывать, что равенство всех участников судебного процесса перед законом и судом предусматривает единый правовой режим, который обеспечивает реализацию их процессуальных прав. При этом следует учитывать, что равенство участников процесса касается не конкретного судебного процесса, а всех субъектов, обратившихся в суды для защиты своих прав. Равенство должно обеспечиваться даже в отдельных несвязанных судебных производствах.

ЕСПЧ уделяет особое внимание соблюдению анализируемых принципов — как неотъемлемой составляющей права на справедливый суд, практическое применение которых производится при исследовании доказательств и обжаловании немотивированных решений суда, когда точные аргументы сторон судом просто проигнорированы.

Решением в деле «Ruiz-Mateos против Испании» от 23.05.1993 г. ЕСПЧ указал, что принцип состязательности процесса означает, что каждой стороне должна быть предоставлена возможность ознакомиться со всеми доказательствами и замечаниями, поданными другой стороной, а также, что крайне важно, ответить на них.

Хотя п. 1 ст. 6 Конвенции обязывает суды обосновывать свои решения, его нельзя толковать как такой, что требует детального ответа на каждый аргумент. Мера, до которой суд должен исполнить долг относительно обоснования решения, может быть разной, в зависимости от характера решения (см. решение по делу «Руис Ториха против Испании» (Ruiz Torija v. Spain) от 9.12.1994 г., серия А, № 303А, п. 29).

Национальный суд имеет определенную свободу выбора аргументов в том или ином деле и в принятии доказательств на подтверждение позиций сторон, тем не менее, он обязан обосновать свои действия в решении (см. решение в деле «Суоминен против Финляндии» от 1.07.2003 г. (Suominen v. Finland), № 37801/97, п. 36).

Еще одно предназначение обоснованного решения заключается в том, чтобы продемонстрировать сторонам, что они были услышаны, и предоставить стороне возможность его обжалования в случае несогласия с аргументами суда. Только при условии вынесения обоснованного решения может обеспечиваться публичный контроль за осуществлением правосудия (см. решение в деле «Гирвисаари против Финляндии» (Hirvisaari v. Finland), от 27.09.2001 г.). А потому при обжаловании решения суда следует обращать внимание на то, что оставление без внимания ключевых доводов стороны является прямым нарушением процесса.

 

Учитывая вышеизложенное…

 

Применение практики ЕСПЧ при защите процессуальных прав является не только данью моде, а и довольно эффективным средством защиты интересов в областях, где не хватает правового регулирования национальным законодательством. Будучи источником права, практика ЕСПЧ предоставляет легальное толкование процессуальных норм, которые без практического разъяснения так бы и имели декларативный характер. Следует помнить, что только применение всех процессуальных механизмов предоставит инструмент для противодействия процессуальным диверсантам.

 

 

Павел Брагинский, «Integrites, МЮФ» юрист

Источник: «Юридическая газета».

По публикации на сайте Рады адвокатов Киевской области

 

__________________________________________

Публикация — май 2017 года

 

Практика применения прецедентов ЕСПЧ в гражданском процессе

 

 

Заинтересовала публикация?
  • Получайте новые публикации по RSS или E-mail.

Ваш отзыв