А Д В О К А Т
Кучерявый Олег Петрович

полный комплекс юридических услуг, защита интересов граждан и юридических лиц

Авг

29

Из судебной практики по делам о подделке документов и мошенничестве

Автор: admin

0021Наш сайт уже дважды1 ukr_mova публиковал разъяснения, касающиеся уголовно-правовой квалификации таких преступлений, как служебная подделка (статьи «Служебная подделка — что оно такое?» и «Еще раз о служебной подделке»). Некоторые аспекты судебной практики по преступлениям этой сферы рассматривались также в статье «Чем закончилась «контррозведывательная» операция?». В публикациях частично обращалось внимание посетителей сайта на разграничение служебной подделки от других видов подделки документов.

Дополнительно к опубликованным материалам, наверное, следует обратить внимание читателей на дело, недавно завершенное (уже окончательно) в кассационной инстанции, в котором было оправданно лицо (назовем его условно «Н.П.»), обвинявшееся в использовании заведомо поддельного документе и мошенничестве.

Еще с 2013 года органами досудебного расследования Н.П. обвинялся в том, что он еще в начале 2009 года из корыстных мотивов с целью завладения государственными средствами, использовал заведомо поддельный документ — справку Отраслевого государственного архива Министерства обороны Украины о том, что он принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС (далее — ЧАЭС) в июле 1986 года, подавши ее в районное Управление Пенсионного фонда Украины. В результате использования указанного, заведомо поддельного, документа Н.П. в период с февраля 2009 года по август 2012 года, якобы посредством обмана, незаконно получил пенсию и компенсацию на различные виды льгот, завладевши таким образом, в целом, государственными средствами на общую сумму 46 591,24 грн.

Дело рассматривали в 2014 году Шполянський райсуд Черкасской области и Апелляционный суд Черкасской области. Приговором суда первой инстанции Н.П. был признан невиновным в совершении криминальных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 190, ч. 4 ст. 358 УК Украины, и оправдан в предъявленном ему обвинении, а постановлением Коллегии судей Судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда приговор суда был оставлен в силе.

В Судебную палату по уголовным делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) обратился прокурор, которой просил кассационную инстанцию отменить обжалованные судебные решения относительно Н.П., утверждая что они не верны. По результатам кассационного рассмотрения коллегия судей ВССУ пришла к выводу, что в удовлетворении кассационной жалобы следует отказать.

Коллегия судей указала, что согласно положениям ст. 433 УПК Украины, суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, правовой оценки обстоятельств и не имеет права исследовать доказательства, устанавливать и признавать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в обжалованном судебном решении, решать вопрос о достоверности того или другого доказательства. Т.е., при кассационном рассмотрении криминального производства коллегия судей исходит из фактических обстоятельств совершения криминального правонарушения, установленных судом.

Исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 284 УПК Украины и ч. 2 ст. 373 УПК Украины, в случае если не установлены достаточные доказательства для доведения виновности лица в суде и исчерпаны возможности их получить, криминальное производство закрывается, а по делу постановляется оправдательный приговор. Как было видно из обжалованных судебных решений, суды первой и апелляционной инстанций приходили к выводу, что виновность Н.П. в предъявленном ему обвинении не подтверждена надлежащими доказательствами, вследствие чего относительно последнего было правильно вынесено оправдательный приговор.

Так, исходя из положений ч. 4 ст. 358 (использование заведомо поддельного документа) и ч. 1 ст. 190 (завладение чужим имуществом или приобретение права на имущество посредством обмана или злоупотребления доверием, т.е. мошенничество) УК Украины субъективная сторона преступлений, предусмотренных этими нормами криминального закона, характеризуется наличием прямого умысла и корыстного мотива у виновного лица, т.е. субъект должен четко сознавать и достоверно знать, что документ, который он использует для получения денег и льгот или прав на них, является подделанным в то время, как на самом деле у такого субъекта отсутствуют законные основания для получения указанного. Вместе с тем, как было установлено в ходе судебного разбирательства производства, оно не содержит доказательств, которые бы подтверждали наличие у Н.П. прямого умысла на совершение мошенничества путем использования заведомо поддельного документа, недостоверность информации в котором была бы очевидной.

В частности, как видно из материалов производства, имеющиеся в нем документы подтверждают только недостоверность информации, отображенной в справке, которая согласно обвинению является предметом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 358 УПК Украины, и инкриминированного Н.П. При этом указанные материалы не содержат сведений о том, является ли справка Отраслевого государственного архива Минобороны Украины поддельною, а также —  знал ли и сознавал ли Н.П., используя справку, недостоверность информации, отображенной в этом документе.

Что касается наличия в действиях Н.П. признаков мошенничества, то в материалах дела также отсутствуют доказательства, которые бы подтверждали его предмет, а именно отсутствие у последнего законных оснований на получение определенных прав и льгот, а также не подтвержден прямой умысел оправданного на его совершение.

Так, ни в ходе досудебного следствия, ни в ходе судебного разбирательства не была опровергнута достоверность и действительность первичных документов, выданных на имя Н.П., которые подтверждали факт его участия в ликвидации последствий ЧАЭС: военного билета Н.П. с отметкой о исполнении им служебных обязанностей в зоне повышенной радиации ЧАЭС и справки 1-76/фч, выданной командиром военной части, о том, что Н.П. находился на учебных собрании в июле 1986 года.

Кроме того, в материалах производства имеются и другие документы, которые устанавливают основания, которые согласно закону дают лицу право претендовать на получение определенных прав и льгот: копия справки Шполянского районного военного комиссариата, согласно которой Н.П. действительно был призван на спецсборы по ликвидации последствий ЧАЭС в июле 1986 года, письмо Департамента социальной защиты населения, согласно которому Н.П. имел основания для подтверждения статуса участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Доводы прокурора о том, что в учетной карточке к военному билету Н.П. отсутствуют сведения о его участии в ликвидации последствий ЧАЭС и о призыве на спецсборы являются несостоятельными, поскольку этот документ является производным от первичного — военного билета, в котором данная информация указана.

Что касается ссылки прокурора на решение Шполянского районного суда Черкасской области за март 2013 года, которым удовлетворен иск Управления пенсионного фонда о взыскании с Н.П. незаконно выплаченных средств, то наличие этого решения не может повлиять на правильность и законность обжалованных судебных решений, поскольку не устанавливает никаких фактов, которые бы прямо или опосредованно подтверждали наличие у Н.П. прямого умысла на совершение инкриминированных ему криминальных правонарушений.

Также являются несостоятельными и доводы прокурора о том, что оригинал справки Отраслевого государственного архива Минобороны Украины получил Н.П. в марте 2008 года, поскольку по свидетельствам свидетеля — работника районного УПФ, а также согласно другим данным, имеющимся в материалах производства, в дальнейшем оригинал этой справки был изъят и приобщен к материалам криминального производства.

Таким образом, учитывая указанные обстоятельства и с учетом того, что материалы дела не содержат достаточных прямых доказательств виновности Н.П.. в совершении инкриминированных ему правонарушений, а также того, что согласно ст. 62 Конституции Украины обвинение не может основываться на предположениях, а все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в его пользу, районный суд пришел к правильному выводу о необходимости вынесения оправдательного приговора.

Кроме того, аналогичные доводы относительно незаконности обжалованного приговора районного суда приводились прокурором в его апелляционной жалобе, они проверялись судом апелляционной инстанции, который признал их безосновательными. Свой вывод апелляционный суд убедительно мотивировал в постановлении, и считать его необоснованным или сомнительным оснований нет. Существенных нарушений уголовного или процессуального законов, допущенных судами, во время проверки материалов дела не установлено, в связи с чем, коллегия судей ВССУ постановила приговор Шполянского райсуда Черкасской области и постановление Апелляционного суда Черкасской области относительно Н.П. оставить без изменений, а кассационную жалобу прокурора, принимавшего участие в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, — без удовлетворения.

С полным текстом Постановления ВССУ можно ознакомиться в Реестре судебных решений.

______________________________________________

Публикация — август 2015 года



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *