А Д В О К А Т
Кучерявый Олег Петрович

полный комплекс юридических услуг, защита интересов граждан и юридических лиц

Ноя

20

О допустимости доказательств обвинения

Автор: Advocat

В соответствии со статьями 1-й и 3-й украинской Конституции, Украина считается демократическим, правовым государством, в котором человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность должны признаваться высшей социальной ценностью. При этом права и свободы человека и их гарантии должны определять содержание и направленность деятельности государства, а утверждение и обеспечение прав и свобод человека должно быть его главной обязанностью.

Конституция Украины, согласно ее же 8-ой статьи, должна иметь высшую юридическую силу, а ее нормы должны быть нормами прямого действия; в Украине, вроде бы, признается и действует принцип верховенства права.

Но, думаю, что почти всем понятно: пока эти конституционные нормы, большей частью, является пустой декларацией.

Однако, все же следует отметить, что некоторые шаги (как когда-то в известной песне: «Кое где у нас порой…») в этом направлении в Украине осуществляются. Одним из таких шагов следует отметить Решение Конституционного Суда (КСУ) от 20.10.2011 № 12-рп/2011 в деле по конституционному представлению Службы безопасности Украины относительно официального толкования положения части третьей статьи 62 Конституции Украины, согласно которой «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем».

Инициатора обращения к КСУ, а именно СБУ, эта норма Конституции обеспокоила во взаимосвязи с нормами части второй статьи 65 Уголовно-процессуального кодекса Украины (УПК), согласно которой доказательства в уголовном деле устанавливаются, в частности, протоколами следователей и судебных действий, протоколами с соответствующими приложениями, составленными уполномоченными органами по результатам осуществления оперативно-розыскных мероприятий; а также во взаимосвязи со статьями 2, 5 и 8 Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», которые определяют понятие оперативно-розыскной деятельности (ОРД), права подразделений, осуществляющих ОРД, а также субъектов, которым запрещено осуществление оперативно-розыскной деятельности.

Такая проблема действительно имеет место в связи с неоднозначной судебной практикой оценки допустимости доказательств в уголовных делах. Хотя, СБУ видимо больше беспокоило не использование незаконных доказательств в целом (они и сами этим постоянно грешат), а их получение лицами, «которые безосновательно принимают на себя функции соответствующих государственных органов, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности», т.е. охранными агентствами, самозваными детективами и т.п. структурами и лицами. Тем не менее, существенным является сам факт обращения и решение КСУ по нему.

Согласно частям первой и второй статьи 32 Конституции никто не может переживать вмешательство в его личную и семейную жизни, кроме случаев, предусмотренных Конституцией; не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его согласия, кроме случаев, определенных законом, и исключительно в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. КСУ в пункте 1 резолютивной части Решения от 30 октября 1997 года N 5-зп (дело К.Г. Устименко) указал, что к конфиденциальной информации, в частности, относятся сведения о лице (образование, семейное положение, религиозность, состояние здоровья, дата и место рождения, имущественное состояние и другие персональные данные). Относительно невозможности государственных органов вмешиваться в личную и семейную жизни человека, а также безосновательно получать сведения личного характера КСУ подчеркнул в подпункте 4.2 пункта 4 мотивировочной части Решения от 6 октября 2010 года N 21-рп/2010 в деле о коррупционных правонарушениях и введении в действие антикоррупционных законов.

Статья 31 Конституции гарантирует каждому тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции. Исключения могут устанавливаться только судом в случаях, предусмотренных законом, с целью предотвратить преступление или выяснить истину во время расследования уголовного дела, если другими способами получить информацию невозможно.

Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно отмечал, что допустимость доказательств является прерогативой национального права и, по общему правилу, именно национальные суды полномочны оценивать предоставленные им доказательства (параграф 34 решение в деле Тейксейра де Кастро против Португалии от 9 июня 1998 года, параграф 54 решение в деле Сабельника против Украины от 19 февраля 2009 года), а порядок сбора доказательств, предусмотренный национальным правом, должен соответствовать основным правам, признанным Конвенцией по правам человека, а именно: на свободу, личную неприкосновенность, на уважение к частной и семейной жизни, тайну корреспонденции, на неприкосновенность жилья (статьи 5, 8 Конвенции) и т.п.

Верховная Рада Украины законодательно определила полномочия органов дознания и следствия по получению фактических данных, которые могут быть признаны доказательствами и которые суд оценивает на предмет законности (допустимости), а также компетенцию органов прокуратуры, которые осуществляют надзор за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие.

Сбор, проверка и оценка доказательств возможны только в порядке, предусмотренном законом. Согласно статье 65 УПК доказательствами в уголовном деле являются фактические данные, на основании которых в определенном законом порядке, орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно-опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения по делу (часть первая). Эти данные устанавливаются показаниями свидетелей, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, выводом эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следователей и судебных действий, протоколами с соответствующими приложениями, составленными уполномоченными органами по результатам оперативно-розыскных мероприятий, и другими документами (часть вторая). Перечень субъектов, которые могут предъявлять доказательства, определен в статье 66 УПК.

Признаваться допустимыми и использоваться в качестве доказательств в уголовном деле могут только фактические данные, полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Проверка доказательств на их допустимость является важнейшей гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина в криминальном процессе и принятия законного и справедливого решения по делу.

В Законе об ОРД урегулировано содержание, задачи, принципы оперативно-розыскной деятельности, порядок ее осуществления, обязанности и права подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, определен перечень соответствующих действий, которые могут ими совершаться в процессе такой деятельности. ОРД — это система гласных и негласных поисковых, разведывательных и контрразведывательных мероприятий, которые осуществляются с применением оперативных и оперативно-технических средств. Ее задачей является поиск и фиксация фактических данных о противоправных действиях отдельных лиц и групп, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины, о разведывательно-подрывной деятельности спецслужб иностранных государств и организаций — с целью прекращения правонарушений и в интересах уголовного судопроизводства, а также получение информации в интересах безопасности граждан, общества и государства. ОРД основывается на принципах, в частности, законности и соблюдение прав и свобод человека (статьи 1, 2, 4, 5, 7, 8 Закона).

Несоблюдение Конституции и нарушение лицами, уполномоченными осуществлять ОРД, требований УПК, Закона об ОРД, других законов Украины при получении фактических данных является основанием для признания собранных таким образом доказательств недопустимыми.

Оперативно-розыскная деятельность осуществляется исключительно оперативными подразделениями органов, определенных в части первой статье 5 Закона об ОРД. Согласно части второй указанной статьи проведение ОРД общественными, частными организациями и лицами, другими органами или их подразделениями, кроме определенных в части первой этой статьи, запрещено. Такой запрет связан с тем, что осуществление не уполномоченными физическими или юридическими лицами на собственное усмотрение любых мероприятий, которые отнесены к оперативно-розыскной деятельности (имеют признаки ОРД), нарушает не только законодательные положения, а и конституционные права и свободы человека и гражданина.

Но, КСУ при этом указал, что фактические данные о совершении преступления или подготовке к нему могут быть получены не только в результате ОРД уполномоченных на то лиц, а и случайно зафиксированы физическими лицами, которые осуществляли собственные (частные) фото-, кино-, видео-, звукозаписи, а также видеокамерами наблюдения, расположенными как в помещениях, так и извне.

При оценке на предмет допустимости в качестве доказательств в уголовном деле фактических данных, содержащих информацию о совершении преступления или подготовке к нему и представленных в порядке, предусмотренном частью второй статьи 66 УПК, необходимо учитывать инициативный или ситуативный (случайный) характер действий физических или юридических лиц, их цель и направленность при фиксировании указанных данных.

КСУ считает, что представленные любым физическим или юридическим лицом, согласно части второй статьи 66 УПК, предметы или документы (фактические данные) не соответствуют требованиям допустимости доказательств, если они получены с нарушением прав и основополагающих свобод человека, закрепленных в Конституции, в частности вследствие целенаправленных действий с применением оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Законом об ОРД. Соответственно, если лицо не проводило такую целенаправленную деятельность, а получило доказательства случайно — они могут быть признаны судом, как допустимые.

Особо следует подчеркнуть, что в данном Решении КСУ идет речь исключительно о доказательствах совершения преступления. Доказательств, которые оправдывают подозреваемого или обвиняемого, оно не касается.

Конституционный Суд Украины пришел к выводу и решил, что положение статьи 62 Конституции «обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем» следует понимать так, что обвинение в совершении преступления не может основываться на фактических данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченным на то лицом без соблюдения конституционных норм или с нарушением порядка, установленного законом, а также полученных путем совершения целенаправленных действий по их сбору и фиксации с применением мероприятий, предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», лицом, не уполномоченным на осуществление такой деятельности.

Решение Конституционного Суда Украины, как всегда, является обязательным к исполнению на территории Украины, окончательным и не может быть обжаловано.

Данное Решение КСУ может быть использовано в проходящих в настоящее время и в будущих судебных процессах любой судебной инстанции.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *